Добавить в избранное | Сделать стартовой

Статьи - Майами: пресс-конференция после матча с Т. Головин (31.03.06)


Что бы могли в целом сказать об этом вечере?
Мария:
Это, конечно, большое несчастье. Она играла в невероятный теннис, лучший, который я у нее когда-либо видела. Я не использовала свои возможности во втором сете и она отыгралась. Она играла по сути не думая ни о чем, не промахнулась ни на одном мяче. В третьем сете была упорная борьба, и я выполнила удар, отвернулась и следующее, что я знаю – толпа притихла, и я обернулась, а она лежит на корте. Я посмотрела на табло, чтобы увидеть повтор случившегося. Ничего не было. Я подумала, что у нее судороги. Это было так странно. Я выполнила удар и повернулась, готовясь к следующему мячу. Как вдруг она лежит на корте. Это было очень, очень странно.

Было какое-то опустошение из-за того, что вы не смогли завершить матч?
Мария: Из-за качества матча. Мы играли, обе боролись. Обе хотели победить. Это очень печально. Я за нее очень переживаю.

Это пока был, возможно, лучший женский матч на этом турнире. Вы чувствуете такой необыкновенный уровень игры во время матча или в основном концентрируетесь на работе, которую нужно сделать?
Мария: Конечно, я чувствовала, что мы обе отдавали все, что могли. В этом матче становилось важно физическое состояние, любая из нас могла допустить ошибку или старалась как-то завершить розыгрыш, потому что они становились очень длинными, особенно, когда я пыталась подавать на матч и у нас было где-то пять-шесть длинных, упорных розыгрышей подряд, и она выиграла их все. После этого она обрела уверенность, бегала, выполняла все удары мощно, глубоко. Казалось, ее больше ничто не беспокоит. Она точно не била так хорошо в начале второго сета и в первом, я извлекала преимущество из многих ее ударов. Но затем она стала бить свободно и многие ее удары проходили.

Казалось, что зрители болели за сенсацию. По-моему, я никогда не видел матча с вашим участием, где бы зрители были против вас.
Мария: Думаю, зрители всегда хотят, чтобы полуфинал был интересным. Я полагаю, в момент, когда счет был 6-3, 5-1 или 2, зрители, конечно же, хотели, чтобы она вернулась в игру. И в том гейме, в котором было четыре матчбола и она смогла отыграться, и при том качестве тенниса, который мы демонстрировали, конечно, ожидаемо, что болельщики стали пытаться поддержать ее.

Что было с тем туалетным перерывом?
Мария: Мне нужно было пойти туда с начала сета, и это был самый длинный гейм. Гейм длился примерно пять-семь минут. Мне правда нужно было уйти. В середине сета мне нужно было сменить форму, что абсолютно нормально.

Вы были удивлены, что зрители в этот момент загудели?
Мария: Нет, это часть спорта. Это везде случается – в НБА. Толпе нужно зрелище.

Когда вы поняли, что ее травма очень серьезна?
Мария: Я не знала, что случилось, пока ей не стали перевязывать лодыжку. Я не была уверена – я действительно думала, что это судороги, поэтому я готовилась, старалась не остыть, потому что знаю, что после трех- или четырехминутного перерыва можно расслабиться. Я не хотела, чтобы это произошло. Когда стали перевязывать лодыжку, я не знала, насколько это серьезно, до первого розыгрыша, она вышла на него и не смогла ходить. Тогда я и поняла, что дело очень плохо. Но я не знала первые три минуты, пока она лежала на корте. Не имела представления, что происходит.

Есть сожаления о матчболах или она была «слишком хороша»?
Мария: Честно, слишком хороша, действительно. В такой момент, ты просто стараешься бороться, делать все, что можешь, а она была слишком хороша в этих длинных розыгрышах.

Что в сказали ей в конце у сетки?
Мария: Что можно сказать в такой момент? Чувствуешь себя ужасно. Внутри все переворачивается, и, конечно, ей слова «мне очень жаль» ничем не помогут, к сожалению. Но мне правда жаль. Я виделась с ней в раздевалке, сказала все, что ей было нужно, это очень печально. Я ужасно переживаю за нее. Я понимаю, что это спорт, но я знакома с ней много лет, мы росли вместе. Это очень тяжело.

Итак, вы в финале.
Мария: Да.

Обстоятельства сложились роковым образом.
Мария: Да. Конечно, печально то, как я туда попала, учитывая сегодняшние события. Но я показывала солидную игру. Должна была завершить матч, конечно. Но все сложилось по-другому. Но мне надо забыть об этом и ожидать финал.

Вы смотрели другой полуфинал?
Мария: Нет, я видела несколько розыгрышей по телевизору, но не весь матч.

Как вам показалась игра Светланы Кузнецовой на данный момент?
Мария: Судя по розыгрышам, которые я видела, она играет достаточно хорошо, чтобы победить первую ракетку мира. Она обрела значительную уверенность после матча с Мартиной. Моя задача будет остановить ее.

Когда ей [Татьяне] оказывали помощь, телевизионный комментатор сказал, что вы не выказываете достаточно сочувствия своей сопернице. Вы бы согласились с этим?
Мария: Если бы я знала, в чем проблема, я, конечно, проявила бы больше сочувствия. Но я понятия не имела о том, в чем проблема, поэтому для меня это было трудно. Если бы у нее были судороги, это одно дело. Но я смотрела на экран сразу после того, как она упала, а они ничего не показали.

Перевод с англ. Fleur www.wtarour.ru, специально для www.sharapova.ru
31.03.2006